Archive for the ‘ ЖурФАК ’ Category

Постулат

Уровень честности украинских СМИ определяется отделом рекламы, а оперативность подачи новости – ее заказчиком.

Про генералов и рядовых

Нивелировав значимость редакторов среднего звена, руководители печатных и интернет изданий загнали себя в глухой кадровый угол, гоняясь за журналистами, вместо того, чтобы растить кадры у себя.

Два знакомых главных редактора ищут журналистов. Оба просят рекомендовать хороших чего я собственно сделать не могу по причине отсутствия так таковых. Сегодня на рынке есть «абы какие» журналисты и «более или менее» (прям как в анекдоте про солонки) причем последние, из-за обилия первых, уже получили статус звездных и успели местами забронзоветь.

Представьте себе армию состоящую из генералов и рядовых. Или ситуацию когда BMW переманивает у Porsche не главного дизайнера, а автомеханика закручивающего болты в конце конвейера. Глупость? Эта глупость уже не первый год происходит на рынке украинской журналистике. И главные редактора продолжают ей потакать, произнося: «у меня нет времени на подготовку журналистов», мечтая при этом о талантливых репортерах и абсолютно забывая, что вырасти и отточить свое мастерство они могут только под «чутким и внимательным» руководством.

Грамотная кадровая политика всегда требует много инвестиций. В первую очередь времени; Михаил Коломиец говаривал, что для взращивание репортера необходимо полгода-год. Во вторую – денег; пытаясь оградить подготовленного тобой журналиста от ухода из издания ты вынужден не только создавать ему человеческие условия труда, но и платит достойную заработную плату. Затянувшись экономический кризис позволил об этом не думать. Зачем, если на рынке полно «чернорабочих» готовых выполнить за 2-3 тыс. гривен любую работу?

Однако стоит появится на рынке изданию мало-мальски требовательно подходящему к контенту, как «медийных негров»и копипастеров ему перестает хватать. И главные редактора снова начинают трубить в горн, и объявляют загон журналистов пересчитать которых на профильных рынках чаще всего можно на пальцах двух рук. И тут уж побеждает щедрейший, за редким исключением, статусный и щедрейший одновременно.

Руководители изданий и медиаменеджеры упорно продолжают не замечать, что бегут по замкнутому кругу, опустошая карманы инвестора охотой на «звезд». Не видят они в прочем и то, что приток свежей журналисткой крови существенно снижает качество информационной картинки. Главной проблемой украинской журналистики является даже не низкий профессиональный уровень писак, а отсутствие в изданиях редакторов способных понимать и трактовать происходящие события, грамотно ставить задачи и добиваться их выполнения журналистами, а главное учить новых! Проблема в том, что и среди редакторов остались тоже «абы какие» и «более или менее»…

Мы начинаем КВН. А для кого, для чего?

Интересно, как часто мои коллеги задаются вопросом востребованности и необходимости социуму их труда? Интересует ли нас степень доверия к нашему слову и к нам самим или мы дальше двери бухгалтерии и собственного дедлайна не видим ничего? Порой кажется что именно так – мы даже в барах пьем с коллегами и в Фейсбуке лайкаем друг-друга.
А я вот например только совсем недавно понял, что у большинства украинцев слово «журналист» уже давно стало синонимом слов «продажность» и «непрофессионализм». Причем понять это удалось только вылезая из шкуры писаки.
В сферу моих увлечений входит оружие и дайвинг. Общаясь со специалистами этой сферы, затрагивая во время обсуждения газетные публикации или ТВсюжеты так или иначе касающиеся нашего хобби, удается увидеть изнанку журналистского дела. Порой она оказывается непривлекательной. Слабый фактаж, спекуляции, отсутствие представление о теме и откровенная халтура – это не полный перечень грехов журналиста. Возможно для кого-то спутать акулу мако с лонгиманусом не является страшной фактической ошибкой, но превратить 70-летнюю жертву из Германии в 30-летнюю француженку – это уже слишком.
«Любезный в своих высказываниях вы малосведущ, склонны к преувеличению и заангажированы, напоминая мне наших журналистов», — это мягкая форма ответа в интернет дискуссиях на профильных форумах. Любая плохая заметка, даже ту которую можно объяснить глупостью, а не злым умыслом, все равно считается опубликованной из корыстных побуждений. В глазах людей алчность работников СМИ уже давно сравнялась с ненасытностью работников автоинспекции, а наше дилетантство также перестало удивлять людей как коряворукость наших врачей.
Нет к нашим услугам продолжают прибегать – информацию же нужно откуда то черпать, ведь и в плохую больницу идешь когда скрутило и гаишнику платишь когда нужно ехать. Но мы не врачи и не гаишники. «Я уже забыла когда покупала газеты и телевизор не смотрю. Особенно политические шоу – это полный непрофессионализм. Зачем там вообще журналисты присутствуют?», — спрашивает шестидесятилетняя хозяйка моей квартиры. А что я ей скажу? Мне стыдно…

Власть – встать в угол!

Объявление бойкота Михаилу Чечетову — первая на моей памяти скоординированная акция журналистов, хотя и больше напоминающая истерику. Ложь одного из главных спикеров ПР в парламенте, безусловно, заслуживает поругания, но не меньше, чем мордобой, устроенный его коллегами.

Колючие перья

Когда журналисты узнают о проблемах общества только после личного столкновения с ними – это делает их похожими на власть. Желание использовать для решения этих проблем профессиональный статус и тем более раздувать из них скандал это сходство только усиливает

Свобода от слова

 Кипящая недовольством после избиения российского коллеги френд-лента это максимальное проявление наших способностей и возможностей в защите собственных прав на свободу слова

А дальше попурри из постов, основательно сдобренное моим брюзжанием.

Щекочихин. Обращение к Президенту. Общественная палата. Вал гневных статей. Митинги.Заявление Союза журналистов. Павел Гусев. Найти и покарать. Не забудем не простим. Подписи.
Политковская. Обращение к Президенту. Общественная палата. Вал гневных статей. Митинги.Заявление Союза журналистов. Павел Гусев. Найти и покарать. Не забудем не простим. Подписи.
Маркелов и Бабурова. Обращение к Президенту. Общественная палата. Вал гневных статей. Митинги.Заявление Союза журналистов. Павел Гусев. Найти и покарать. Не забудем не простим. Подписи.
Эстемирова. Обращение к Президенту. Общественная палата. Вал гневных статей. Митинги.Заявление Союза журналистов. Павел Гусев. Найти и покарать. Не забудем не простим. Подписи.
Кашин. Обращение к Президенту. Общественная палата. Вал гневных статей. Митинги.Заявление Союза журналистов. Павел Гусев. Найти и покарать. Не забудем не простим. Подписи.

Самое простое в этой ситуации – отметиться, помитинговать и подписать петицию властям. Это видно, просто и, скорее всего, безопасно. Василий Гатов на «Слоне»

С другой стороны, в тот же самый «каждый день» сталкиваемся с простой и очень грустной реальностью: наша работа, по большому счету, ничего в этом обществе, нашем коллективном работодателе, не меняет. Договоренности вроде как есть: нести разумное, доброе, вечное, вскрывать язвы и именовать порок – но то ли общество глухое, то ли мы тихо говорим. То ли (приходит в голову ужасная мысль) – ни то, ни другое; просто нас давно никто всерьез не воспринимает. Так, сборище информационной прислуги и городских сумасшедших. Тот же и там же

Возможно и даже скорее всего «информационная прислуга» – это эвфемизм. Мы все журналисты вряд ли можем быть удостоены лучшего сравнения чем «продажная девка». Кто-то более высокооплачиваемый, кто менее. Кто более известен и даже работает в VIP-эскорте, искренне считая себя независимым, кто промышляет придорожными клиентами. Попытка шлюхи в один прекрасный день заявить, что она больше не работает за деньги, не находит понимание ни у постоянных клиентов, ни у сутенера- работодавца. После порядочной и показательной для других девочек взбучки, не залечив синяки на морде, мы снова отправляемся на панель.
На панели мы оказались давно согласившись в первый раз с публикацией комментария за деньги, оставив без наказание наглость или молчание чиновника и робко пискнув в медийном чулане о защите слова. Возможно, мы искренне хотели бы прийти на помощь своим друзьям, но уже не знаем как. Потому что их смерть/избиение/пропажа превратилась не более чем в сюжет для наших же «желтых» новостей и материал для бесконечного копипиздинка в социальных сетях.
Мы пугаем себя видео избиением своего коллеги, транслируя их у себя в уютных ЖЖшечках, вместо того, чтобы пугать своих хозяев. Пусть не действием, пусть хотя бы молчанием. Но нет, мы паяцами продолжаем развлекаем себя и других, склабясь ярко красным от крови ртом.
Один американский газетчик как рассказывал мне, что последнее громкое убийство журналиста в США было в 70х годах. Репортера небольшой городской газеты взорвали в своей машине. Через день на месте трагедии работали лучшие репортеры страны всех крупнейших газет и ТВ. Они не делали стендапы на месте разорванной машины – они вели совместное расследование, сменяя друг-друга. Долго. Говорят, что пол-года. Уже не помню деталей этой истории, но заказчик был найден и отдан под суд. Такая цеховая солидарность дала понять – журналистов трогать нельзя! Это опасно не только для карьеры, но и для собственной жизни.
Но это не про нас. Кроме Егора Соболева, предпринявшего попытку расследовать смерть Михаила Коломийца, я признаться таких инициатив и не припомню. Возможно от того, что мы и не журналисты вовсе. Не цепные псы демократии. А так… голоса людей за кадром на этом видео.

ВИА

Убило. Просто все цеховые проблемы в картинках