Archive for the ‘ Писанина ’ Category

Опухоль

или в гостях у знакомого хирурга 

 

Фух, шестой этаж. Идти по ступенькам было тяжело, потому что задерживал дыхание – ненавижу больницы и их запах: лизола, столовой и хвори. Физически, до тянущего чувства под ложечкой, ощущаю боль накопившуюся за годы в их стенах. Но сегодня я здесь не по нужде — в гостях. Перед старой, знакомой белой дверью пусто. Сегодня отчего-то возле нее не топчутся люди в гипсе и бинтах.

— Разрешите?

Из глубины кабинета поверх спущенных на кончик носа очков на меня щурятся близорукие глаза. Наконец решив, что лучше все же взглянуть через них, человек высоко поднимает подбородок и тут же растягивает одутловатое рыхлое лицо в улыбку.

— Боже мой, я так рад тебя видеть! Заходи, дорогой.

Я двинулся по узкому коридору задевая плечами стены, обшитые корковыми панелями. На середине пути меня встретил резкий и строгий вопрос:

— Что болит?

— Да ничего, В. Г. , просто в гости решил зайти. Тем более я не с пустыми руками – подарок небольшой принес.

Тон со строго переходит в снисходительный, а затем в приветливый:

— А… ну заходи.  Я так рад тебя видеть! Заходи, присаживайся. Читать далее

Реклама

Можете угадать автора этих действенных советов по рекламе, PR и журналистике?

Всякая пропаганда должна быть доступной для массы; ее уровень должен исходить из меры понимания, свойственной самым отсталым индивидуумам из числа тех, на кого она хочет воздействовать. Чем к большему количеству людей обращается пропаганда, тем элементарнее должен быть ее идейный уровень.

 

Искусство пропаганды заключается в том, чтобы правильно понять чувственный мир широкой массы; только это дает возможность в психологически понятной форме сделать доступной массам ту или другую идею. Только так можно найти дорогу к сердцам миллионов.

 

Неправильно придавать пропаганде слишком большую многосторонность (что уместно, может быть, когда дело идет о научном преподавании предмета). Восприимчивость массы очень ограничена, круг ее понимания узок, зато забывчивость очень велика. Уже по одному этому всякая пропаганда, если она хочет быть успешной, должна ограничиваться лишь немногими пунктами и излагать эти пункты кратко, ясно, понятно, в форме легко запоминаемых лозунгов, повторяя все это до тех пор, пока уже не может быть никакого сомнения в том, что и самый отсталый из слушателей наверняка усвоил то, что мы хотели.

 

Задача пропаганды заключается, например, не в том, чтобы скрупулезно взвешивать, насколько справедливы позиции всех участвующих в войне сторон, а в том, чтобы доказать свою собственную исключительную правоту.

 

Народные чувства не сложны, они очень просты и однообразны. Тут нет места для особенно тонкой дифференциации. Народ говорит «да» или «нет»; он любит или ненавидит. Правда или ложь! Прав или неправ! Народ рассуждает прямолинейно. У него нет половинчатости.

 

Всякая пропаганда обязательно должна ограничиваться лишь немногими идеями, но зато повторять их бесконечно. Постоянство и настойчивость являются тут главной предпосылкой успеха, как впрочем и во многом остальном на этом свете.

 

Как раз в области пропаганды меньше всего можно прислушиваться к эстетам или пресыщенным интеллигентам. Ведущаяся пропаганда не нравится им ни по содержанию, ни по форме. Все им кажется слишком устаревшим, слишком шаблонным. Они все ищут новенького, разностороннего. Этакая критика — настоящий бич; она на каждом шагу мешает действительно успешной пропаганде, которая способна была бы завоевать подлинные массы. Как только организация пропаганды, ее содержание, ее форма начнут равняться по этим пресыщенным интеллигентам, вся пропаганда расплывается и потеряет всякую притягательную силу.

Серьезная пропаганда существует не для того, чтобы удовлетворять потребность пресыщенных интеллигентов в интересном разнообразии, а для того, чтобы убеждать прежде всего широкие массы народа.

 

Подходя к массе с совершенно различных сторон, мы ни в коем случае не должны менять содержание своей пропаганды и каждый раз должны ее подводить к одному и тому же выводу. Пропагандировать наш лозунг мы можем и должны с самых различных сторон. Освещать его правильность тоже можно по-разному. Но итог всегда должен быть один и тот же, и лозунг неизменно должен повторяться в конце каждой речи, каждой статьи и т. д. Только в этом случае наша пропаганда будет оказывать действительно единообразное и дружное действие.

Успех всякой рекламы — и это одинаково относится к коммерческой и к политической рекламе — заложен только в настойчивом, равномерном и длительном ее применении.

 

Mein Kampf, Адольф Гитлер

 

 

Об участие и безучастие

Как быстро могла бы измениться страна, если бы незаурядную активность проявленную сегодня СМИ и престарелыми защитниками БЮТ каждый раз направлять на:

  • Когда в суде слушается дело очередного мажора, сбившего ребенка на зебре
  • Когда нужно требовать отставки судьи вынесшего оправдательный приговор такому мажору
  • Когда нужно требовать от мэра присутствия на работе, ровных дорог и отопления в доме
  • Когда нужно требовать  отставки главы НБУ, когда она залазит в твой карман и не дает обменять тебе твою валюту
  • Когда нужно требовать отставки главы МВД, когда он устраивает бойню из гранатометов рядом с общежитием, не позаботившись выселить оттуда людей
  • Когда нужно требовать отчета за потраченные полмиллиарда долларов на стадион, в котором не работают сральники
  • Когда пенсии и зарплаты в очередной раз пафосно повышаются на 23,01 грн.
  • Когда ты понимаешь, что эта власть не способна руководить и ее надо менять.

Журналистов обижать не хочется – они и без того богом обиженные слабоумные люди, живущие в своем мире дедлайнов и стендапов.  Они слабо представляют себе жизнь за пределами Киева. Не знают и не хотят знать об эпидемии туберкулеза и СПИДА, давно терзающей страну, встречаться с простыми людьми и описывать их быт и работу. Не ткнуть в морду микрофон пробегающему чмырю, а сделать НОРМАЛЬНЫЙ, ТОЛКОВЫЙ РЕПОРТАЖ о простой жизни.

Возможно, если бы украинцы больше знали о том В КАКОЙ ЖОПЕ ОНИ ЖИВУТ, они оставались бы не столь безучастны. Боже мой, какое хорошее и емкое слово: «б-е-з-у-ч-а-с-т-и-е»…

be aware. take care. survive

Ни что так не отрезвляет как битое стекло и кровь на асфальте, даже если это не на твоей полосе.

 

почему я не люблю плееры

 

очень простое правило, но реально спасало меня раза три

 

про мотокакашек, которых не видно

 

Почему я заставляю задних пристегиваться

 

еще одно очень простое правило, чтобы не «играть в паровозик» в крайней левой

 

а ваш ребенок еще ездит прислонившись носом к торпедо?

Два пессимиста и я

Не так давно у нас на сайте прошли две конференции. Были два уважаемых эксперта: экс-министр экономики, вице-премьер из 90х и личность гораздо более интересная Пинзеника — Владимир Лановой и бывший зампред Нацбанка Сергей Яременко.

Две их ключевые фразы определяющие будущее экономики  и всей страны в целом.

Лановой:

Для построения экономики и страны нам необходимы знания, которыми не обладают в большей массе ни журналисты, ни экономисты, ни политиками. А без знаний не будет ничего, ни темпов роста, ни заработных плат, ни пенсий – ничего! Все что декларируют там – реформы в медицине, реформы пенсионные, налоговые, таможенные, жилищные – бред. Пустое абсолютно, разговорный жанр. Введение норм, которые не подкрепленные никакими механизмами, никакими стимулами, никакими финансовыми и другими потоками, никакими структурными движениями, ни расчетами, ничем.

Что нам нужно – ответить на этот вопрос не хватает широты мировоззренческих  знаний даже интеллигенции. Поэтому на выборы выходят партии с популистическими лозунгами. Другие выходят, третьи, четвертые  и соревнуются с друг другом в популизме. Никто ничего не может сказать по существу; по существу финансового кризиса, по существу нашей банковской системы, нашего жилищно-коммунального хозяйства – у нас никто ничего не говорит. В этой атмосфере трудно ждать, что новые выборы что-то изменят в стране.  

 

Яременко:

«Наши руководители считают правила заданные для нашей экономики верными. Для них важно только будут ли они управлять в этой парадигме или другие. Вся их борьба ведется за это. Времени на глубокий анализ причин, которые не дают развиваться нашей экономике, которые заставляют ее все чаще и чаще скатываться в кризис — не остается.»

Кстати весьма рекомендую набраться сил и прочитать расшифровку разговора с господином Яременко. Я не разделяю его консервативных взглядов относительно поддержки крупного бизнеса (не даром все-таки Леха Бобровников окрестил его лет семь назад «птеродактилем»), однако надо отдать ему должное – он один из самых сильных финансистов в этой стране. Яременко отлично объясняет и раскладывает по полочкам происходящее сегодня в мировой и украинское экономике.

 

Про генералов и рядовых

Нивелировав значимость редакторов среднего звена, руководители печатных и интернет изданий загнали себя в глухой кадровый угол, гоняясь за журналистами, вместо того, чтобы растить кадры у себя.

Два знакомых главных редактора ищут журналистов. Оба просят рекомендовать хороших чего я собственно сделать не могу по причине отсутствия так таковых. Сегодня на рынке есть «абы какие» журналисты и «более или менее» (прям как в анекдоте про солонки) причем последние, из-за обилия первых, уже получили статус звездных и успели местами забронзоветь.

Представьте себе армию состоящую из генералов и рядовых. Или ситуацию когда BMW переманивает у Porsche не главного дизайнера, а автомеханика закручивающего болты в конце конвейера. Глупость? Эта глупость уже не первый год происходит на рынке украинской журналистике. И главные редактора продолжают ей потакать, произнося: «у меня нет времени на подготовку журналистов», мечтая при этом о талантливых репортерах и абсолютно забывая, что вырасти и отточить свое мастерство они могут только под «чутким и внимательным» руководством.

Грамотная кадровая политика всегда требует много инвестиций. В первую очередь времени; Михаил Коломиец говаривал, что для взращивание репортера необходимо полгода-год. Во вторую – денег; пытаясь оградить подготовленного тобой журналиста от ухода из издания ты вынужден не только создавать ему человеческие условия труда, но и платит достойную заработную плату. Затянувшись экономический кризис позволил об этом не думать. Зачем, если на рынке полно «чернорабочих» готовых выполнить за 2-3 тыс. гривен любую работу?

Однако стоит появится на рынке изданию мало-мальски требовательно подходящему к контенту, как «медийных негров»и копипастеров ему перестает хватать. И главные редактора снова начинают трубить в горн, и объявляют загон журналистов пересчитать которых на профильных рынках чаще всего можно на пальцах двух рук. И тут уж побеждает щедрейший, за редким исключением, статусный и щедрейший одновременно.

Руководители изданий и медиаменеджеры упорно продолжают не замечать, что бегут по замкнутому кругу, опустошая карманы инвестора охотой на «звезд». Не видят они в прочем и то, что приток свежей журналисткой крови существенно снижает качество информационной картинки. Главной проблемой украинской журналистики является даже не низкий профессиональный уровень писак, а отсутствие в изданиях редакторов способных понимать и трактовать происходящие события, грамотно ставить задачи и добиваться их выполнения журналистами, а главное учить новых! Проблема в том, что и среди редакторов остались тоже «абы какие» и «более или менее»…

Мы начинаем КВН. А для кого, для чего?

Интересно, как часто мои коллеги задаются вопросом востребованности и необходимости социуму их труда? Интересует ли нас степень доверия к нашему слову и к нам самим или мы дальше двери бухгалтерии и собственного дедлайна не видим ничего? Порой кажется что именно так – мы даже в барах пьем с коллегами и в Фейсбуке лайкаем друг-друга.
А я вот например только совсем недавно понял, что у большинства украинцев слово «журналист» уже давно стало синонимом слов «продажность» и «непрофессионализм». Причем понять это удалось только вылезая из шкуры писаки.
В сферу моих увлечений входит оружие и дайвинг. Общаясь со специалистами этой сферы, затрагивая во время обсуждения газетные публикации или ТВсюжеты так или иначе касающиеся нашего хобби, удается увидеть изнанку журналистского дела. Порой она оказывается непривлекательной. Слабый фактаж, спекуляции, отсутствие представление о теме и откровенная халтура – это не полный перечень грехов журналиста. Возможно для кого-то спутать акулу мако с лонгиманусом не является страшной фактической ошибкой, но превратить 70-летнюю жертву из Германии в 30-летнюю француженку – это уже слишком.
«Любезный в своих высказываниях вы малосведущ, склонны к преувеличению и заангажированы, напоминая мне наших журналистов», — это мягкая форма ответа в интернет дискуссиях на профильных форумах. Любая плохая заметка, даже ту которую можно объяснить глупостью, а не злым умыслом, все равно считается опубликованной из корыстных побуждений. В глазах людей алчность работников СМИ уже давно сравнялась с ненасытностью работников автоинспекции, а наше дилетантство также перестало удивлять людей как коряворукость наших врачей.
Нет к нашим услугам продолжают прибегать – информацию же нужно откуда то черпать, ведь и в плохую больницу идешь когда скрутило и гаишнику платишь когда нужно ехать. Но мы не врачи и не гаишники. «Я уже забыла когда покупала газеты и телевизор не смотрю. Особенно политические шоу – это полный непрофессионализм. Зачем там вообще журналисты присутствуют?», — спрашивает шестидесятилетняя хозяйка моей квартиры. А что я ей скажу? Мне стыдно…